В Тюменской области
8 800 222-00-48
24/7 Анонимно и бесплатно по РФ

Интервью директора центра для Комсомольской правды

Директор центра «Поколение», Наталья Устюжанина дала большое интервью Комсомольской правды о том, как за последние годы изменился облик пациента с ВИЧ и какая работа ведется в части профилактике ВИЧ/СПИД.

С полным интервью вы можете ознакомиться в первоитсточнике, здесь собрем основные вопросы.

— В чем цели деятельности центра «Поколение»?

— Наша основная функция заключается в помощи зависимым. Мы консультируем их, реабилитируем, работаем с созависимыми. То же самое в отношении ВИЧ-инфекции. Консультируем людей, живущих с ВИЧ, их близкое окружение, «дискордантные пары» — это, когда один из супругов или партнеров инфицирован, а другой здоров. Консультируем просто по различным вопросам, близким к этой проблематике, лично и в социальных сетях.

— Чем может помочь ваша организация людям, впервые столкнувшимся с подозрением на диагноз ВИЧ-инфекция?

— Нам часто через социальные сети задают вопросы про клинические проявления. Условно, у человека был рискованный половой контакт, а через два месяца у него внезапно началась диарея. Обратившийся видит в этом какие-то проявления инфекции. Плюс по-прежнему активны спидофобы. Этот контингент есть, он никуда не исчез. По факту с этой категорией населения должны работать психиатры. У нас же есть четкая градация — мы оказываем только социально-психологическую помощь и не затрагиваем медицинские вопросы. При этом мы максимально плотно работаем с врачами, пересылаем им вопросы, касающиеся их области, а затем отвечаем обратившимся.

— Почему важно не оставаться один на один с этой проблемой, не отрицать ее, а сразу обратиться и за медицинской помощью, и за моральной поддержкой?

— Поддержка крайне важна. Особенно закрытым людям, которые не могут сказать о своем диагнозе даже семье. Мы помогаем человеку, говорим о том, что он может сразу начать терапию, тогда вирусная нагрузка становится нулевой и снижается риск передачи инфекции половому партнеру. Есть доказанные исследования. Говорим о приверженности к терапии. У врачей не всегда хватает на это времени. К примеру, пациенту рекомендуют пить таблетки в 9 утра и в 21.00, а у человека режим совсем иной, он встает только ближе к полудню. Естественно, это выбивает его из колеи. Мы ему говорим о том, что он может принимать препараты в 12 часов и затем в полночь, главное, соблюдать разрыв полсуток и все.

— Вы оказываете помощь безвозмездно?

— Раньше мы могли оказывать помощь безвозмездно. Благотворителями выступали крупные предприятия. Сейчас они сильно переориентировались на поддержку детских социальных проектов. Поэтому пришлось поменять правовую форму и перейти на возмездные/безвозмездные договоры. Если говорить про ВИЧ, я вхожу во многие группы помощи зависимых, где консультирую ребят.

— Реализуете ли совместные проекты с ВИЧ-центром?

— Да, проводим экспресс-тестирование населения, проживающего в труднодоступных районах. Эта работа субсидируется областным департаментом здравоохранения. По выявляемости заболевания у нас лидируют Тобольский и Нижнетавдинский районы. Последний уже подписал с нами соглашение. И сейчас практически каждый день работаем там. ВИЧ-центр предоставляет нам автомобиль для проведения первичного скрининга, а наши сотрудники привлекают население. В прошлом году также в рамках субсидии облздрава проводили тестирование наркопотребителей в Тюмени. Была такая задумка — создать альтернативный пункт тестирования. Большую ставку сделали на группу анонимных наркоманов. Их достаточно много в городе. Тогда нам удалось охватить более 600 человек. В 2016—2017 годах реализовали проект «Опора». Врачи направляли к нам пациентов как к равным консультантам.

— Есть ли в Тюменской области пациентские организации? Сколько центров, подобных вашему, работает на территории региона?

— Недавно появилась информация, что есть какая-то пациентская организация. Но за все время работы в этой сфере мы ни разу с ней не сталкивались. Касаемо центров, два года назад была проверка региональным управлением Минюста России организаций, заявленных по уставной деятельности как помощь зависимым. Насчитали порядка 30. Но здесь любят заявляться протестантские центры. Они, к сожалению, не обладают соответствующими знаниями и чаще всего делают только хуже. Потому что их «терапия» сводится к молитвам. Пациентам с гепатитом, ВИЧ они говорят: молись — и все пройдет, что, конечно, приводит к печальным последствиям. Всего у нас порядка 10 центров 12-шаговых, один православный и остальные протестантские.

— Образ ВИЧ-инфицированного человека за последние годы изменился. Можно ли то же самое сказать про наркозависимых?

— Да, безусловно. Раньше это был неработающий контингент, зарабатывающий на дозы воровством. Плюс приобрести наркотик было гораздо сложнее. Сейчас все можно заказать через интернет. Поэтому потребителями становятся подростки, начиная от 13 лет, а также работающая молодежь, по которым не сразу определишь наркозависимых. Удивляет порой и реакция родителей, которые, зная, что ребенок употребляет, еще раздумывают о терапии. Аргументируя тем, что, «ну он же нам не мешает». Да, он может пару дней не выходить из своей комнаты, не есть, не пить. При этом разрушительный эффект от соли и спайса гораздо более сильный. Опиаты в силу своего растительного происхождения не так сильно поражали нервную систему. Синтетика убивает быстро.

— Визуально кажется, что в 90-е годы было больше информационных профилактических роликов и плакатов?

— Да, действительно, снималось большое количество роликов, показывающих ужасающие последствия употребления наркотиков, в том числе заражения ВИЧ/СПИД. В какой-то момент профильные структуры пришли к выводу, что пугающее не работает. Зато сейчас мы можем наблюдать массу фейковых сообщений, гуляющих по родительским группам в мессенджерах, о каких-то конфетах и жвачках. На мой взгляд, все должно работать в совокупности. Нужно говорить и о профилактике, и о той неприглядной стороне зависимости, которую видят врачи и близкое окружение пациентов.

Вам нужна помощь? Консультация анонимна и бесплатна. Оставьте заявку:

Единая справочная линия